21—23 марта 2008 г. в Минске состоится тренинг-семинар «МУЖСКОЕ И ЖЕНСКОЕ. МАГИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ»
С. И. Сергеев


ЛУЧШИЙ ПОДАРОК К ПРАЗДНИКУ
По результатам некоторых исследований самым желанным подарком на Новый Год большинство современных детей считает компьютер.

Если Вы уже решились на то, чтобы устроить своему ребенку настоящий праздник, но не знаете, с чего начать, – читайте материал




Консультации специалистов

Авторские материалы о детях, их рождении, развитии, воспитании, обучении. Вы сможете найти на этих страницах рекомендации специалистов, чья профессиональная деятельность связана со здоровьем, воспитанием, образованием, безопасностью наших детей. Здесь можно получить ответы на любые интересующие вас вопросы, от профессионалов - участников нашего проекта.

Последние вопросы:

Библиотека

Здесь вы найдете большое количество информации, полезной и интересной, для родителей, для детей и для специалистов. Сказки, считалки, игры, песни профессиональная литература, методические пособия и многое другое - все, что нужно для гармоничного развития наших детей, вы найдете в самом большом разделе портала!

Вы здесь: Главная  Библиотека  Детям  Мифы  Рим  Борьба троянцев за новое отечество

Борьба троянцев за новое отечество

Лациумом — страною, куда пристал Эней, мирно правил престарелый царь Латин, сын Фавна, правнук Сатурна. У царя была единственная дочь, Лавиния, руки которой домогались вожди и близких, и далеких стран. Красивейшим из женихов был Турн, вождь рутулов, из Ардеи, племянник Аматы, матери Лавинии. К нему царица была благосклонее, чем к другим женихам. Но различные предзнаменования и предсказание Фавна, которого царь Латин вопрошал, возбраняли брак царевны с туземцем и указывали на другого жениха, который должен был прийти из далекой, чуждой страны и вознести до небес славу их рода. Поэтому, когда Эней по прибытии отправил блистательное посольство к царю просить места, где б троянцы могли поселиться, то царь Латин, побуждаемый предзнаменованиями и предсказаниями, дал троянцам благосклонный ответ и предложил герою Илиона руку своей дочери.

Но ненависть Юноны к Энею и троянцам еще не прекратилась. Хотя богиня и знала, что нельзя отвратить предназначенного судьбою брака и утверждения троянского владычества в этой земле, тем не менее хотела по крайней мере отдалить это событие, и пролились потоки крови, прежде чем оно исполнилось бы. С помощью фурии Аллекто богиня раздражила до бешенства престарелую царицу, противившуюся браку дочери с чужеземцем, и до того воспламенила гневом Турна, что он решился идти губительной войною на троянцев и на царя Латина. Не удовлетворившись этим, богиня поселила раздор между троянцами и подданными Латина по следующему случаю. Асканий, охотясь на берегах Тибра, убил из лука ручного оленя, вскормленного одним из подданных царя Латина — Тирреем. Олень этот ходил по воле, был утехою детей Тиррея и любимцем всех окрестных жителей. Когда раненое животное дотащилось домой и пало в изнеможении на землю, Тиррей, сыновья его и соседи, дыша злобою и мщеньем, бросились на Аскания, к которому в это время подоспели на помощь троянские юноши. Произошла жаркая схватка, в которой с обеих сторон пало много людей. По окончании боя, когда латинцы принесли тела своих убитых в город, вспыхнуло восстание. Женщины, по наущению царицы Аматы, стали подстрекать народ на брань и все требовали войны против пришельцев, своевольно и дерзко ворвавшихся в чужую землю. Латин не мог утишить гнева толпы и заперся у себя в доме, предоставив бразды правления супруге своей и волнующемуся народу. Врата храма Януса, отпиравшиеся по старому обычаю при начале войны, открыла сама Юнона, и вскоре, по призыву Турна, восстала и вооружилась вся страна. Восстание возглавил Турн, молодой, воинственный царь рутулов; с ним был Меценций, дикий, жестокий царь этрусков, изгнанный народом и нашедший со своими приверженцами убежище у Турна. Кроме того, в войске были: Авентин, могучий сын Геркулеса, Катилл и Корас из Тибурта, Цекул из Пренесты, Мессам, Клавз и многие другие герои. Была тут также и Камилла, героиня дева из племени волсков, храбра и красива, как юная амазонка.

Увидя, что все кругом взялись за оружие, Эней сильно встревожился сердцем за своих соплеменников, но не мог придумать, как бы устоять против столь многочисленного врага. Тогда явился ему во сне Тиберин, бог реки, и посоветовал обратиться за помощью к Эвандру, царю Аркадии, поселившемуся на Палатинской горе, где впоследствии был построен Рим, ибо Эвандр был враг Турна и Меценция. Эней послушался совета бога и на другой же день отправился с двумя кораблями вверх по Тибру к Палатинской горе. Эвандр принял его дружелюбно, дал ему в помощь четыреста всадников под предводительством сына своего Палланта и посоветовал отправиться за помощью еще и в Этрурию, ибо этруски готовы идти войной на тирана Меценция, опасаясь его возвращения, и ждут только вождячужеземца, который обещан им предсказанием оракула. Эней отослал свои корабли и людей назад в лагерь, а сам с Паллантом и его войском отправился в Этрурию.

Юнона между тем послала Ириду известить Турна об отсутствии Энея и повелела напасть на стан. Троянцы же, исполняя приказание Энея, не вышли из лагеря, а ограничились только тем, что храбро отбивали нападение. Тогда Турн попытался сжечь корабли троянцев, поставленные в безопасное место, между рекою и валом, и это удалось бы ему, если бы Юпитер не спас чудом корабли. Построены они были из леса, росшего на горе Иде и принадлежавшего матери богов, Цибелле, которой Юпитер обещал, что корабли эти будут вечны. Поэтому, когда Турн приблизился с факелом к кораблям, они вдруг сорвались с канатов и погрузились в море, потом вынырнули как лебеди и понеслись, подобно нимфам, рассекая грудью волны. Тогда италийцы с удвоенным мужеством бросились на стан, думая, что теперь они погубят троянцев всех до одного, ибо отрезали им отступление. Но троянцы опять храбро отбили нападение. К вечеру Турн отступил и окружил стан сильною стражею с береговой стороны. Всю ночь троянцы стояли, наблюдая на валу и у врат стана, а неприятели их проводили время в питье и играх.

У одних из ворот троянского стана стояли на страже два друга. Старший из них — Низ — был опытным воином, другой же — Эвриал — едва вышел из детского возраста и был прелестнейшим юношей во всем войске. Когда друзья увидели, что во вражеском стане огни уже погашены и что всех одолел сон, пришло им на мысль пробраться тайком через неприятельский стан и отнести Энею известие о положении троянцев. Все вожди и Асканий с радостью приняли их предложение. Юноши вооружились и под покровом ночной темноты прокрались вдоль рва в стан. Воинылатиняне, отуманенные вином, беспечно спали глубоким сном. Оба троянца убивали сонных врагов одного за другим, пока не показался свет на востоке; тогда они поспешно вышли из стана. Вскоре повстречался им отряд конного войска, посланного Турном из города в стан, и окликнул их. Юноши не отвечали на оклик и бросились в лес, но враги, которым местность была хорошо известна, окружили лес, так что выхода не осталось, а часть войска погналась по кустам за бежавшими. Низ счастливо избежал преследования и скрылся на ниве, поросшей хлебом, но, оглянувшись и увидя, что друга его нет с ним, тотчас же поспешил назад. Отставший Эвриал был уже окружен врагами. Тогда Низ, чтоб спасти друга, притаившись, метнул копье — и один из всадников свалился с лошади. Метнул еще раз — и не стало еще врага. Взбешенный Волсцент, предводитель конницы, бросился на Эвриала, крича: «Разочтусь я с тобой за обоих!» «Враг твой здесь! — воскликнул Низ.- Пощади невинного! Мое копье, не его, поразило их обоих», С этими словами он в отчаянии бросился между Волсцентом и Эвриалом, но не успел отклонить удара — и Эвриал, пораженный мечом врага, упал на землю, поникнув головой. Так падает роскошный пурпурный цветок, подрезанный острым плугом на ниве; так поникает мак головкою, отяжелевшей от дождя. В злобном отчаянии бросился Низ на окружавших его со всех сторон врагов, горя желанием отомстить за Эвриала, но, наконец, пал, истекая кровью из множества ран, на бездыханный труп своего друга. Головы несчастных юношей, воткнутые на копья врагами, возвестили троянцам о печальном исходе попытки.

Утром Турн возобновил осаду стана, но так неуспешно, что Пандар и Битий, братья-близнецы родом с Иды, открыли ворота, у которых стояли на страже, и все троянцы бросились на врагов, привели их в замешательство и нанесли сильный урон. Турн, бывший на другой стороне, подоспел сюда и придал другой оборот битве. Он поразил Бития и производил такое опустошение в рядах троянцев, что Пандар поспешно захлопнул ворота, забыв, что часть троянцев не успели еще войти и что Турн в стане. Заметив же его, бросился на врага, взбешенный смертью брата, и думал, что Турн уже в его власти. Но Турн и посреди неприятелей не пал духом, сбил с ног нападавшего на него Пандара и стал свирепствовать, как тигр, попавший в овчарню. Избив множество народа, он кинулся, наконец, с окровавленным оружием в руках в Тибр, протекавший по одной из сторон стана, и переплыл к своим друзьям.

Эней между тем заключил союз с этрусками и шел с многочисленным их войском на кораблях к своему стану. По дороге встретил он морских нимф — в них Юпитер превратил корабли Энея — которые возвестили ему о бедственном положении троянцев. Эней ускорил путь. Только что они высадились на берег, завязалась жаркая битва, в которой, кроме Энея, отличился еще Паллант, сын Эвандра, но под конец и он пал от руки Турна. Горя желанием отомстить за друга, Эней с удвоенною яростью бросается на врага и обращает его в бегство с помощью Аскания, сделавшего в то же время вылазку из стана. В бою этом Турн нашел бы неминуемо смерть свою, если бы встретился лицом к лицу с Энеем. Но богиня Юнона, покровительница Турна, вывела его из битвы, заставив его преследовать ею созданный призрак Энея, бегущий к морю. Когда призрак вошел на корабль и Турн бросился за ним туда же, богиня тотчас же оборвала причальный канат и направила корабль со своим любимцем к берегу Ардеи. Жестокий же Меценций и сын его Клавз погибли в этом бою от руки Энея.

После этого заключено было перемирие, чтоб предать земле тела убитых. Труп Палланта Эней послал к отцу его, престарелому Эвандру. В то время как большинство народа и царь Латин говорили о мире, а немногие — в том числе Турн — противились этому, Эней окружил город своими отрядами. Конница шла со стороны равнины, а пехота, предводимая самим Энеем, шла со стороны гор. Турн устроил засаду на пути Энея, а против конницы послал Камиллу и Мессама. Между конными войсками произошла жаркая схватка. Камилла оказывала чудеса храбрости, но пала пораженная копьем Аррунса. Покровительница ее, богиня Диана, отомстила за смерть ее, послав на поле битвы нимфу Опис, которая стрелою пронзила грудь Аррунса. Пораженные смертью Камиллы, рутулы предались бегству. Когда весть об этом дошла до Турна, он бросил засаду и поспешил со своим войском на помощь бежавшим. Это дало возможность Энею пройти беспрепятственно ущельем и выйти на равнину. Под стенами города произошел бы ужасный бой, если бы наступающая ночь не разделила сражающихся. Оба войска укрепились в своих лагерях.

На следующий день Турн, видя упадок духа латинцев, согласился принять вызов Энея на поединок, и сделаны были все приготовления к нему, несмотря на то, что Латин и царица Амата были против этого. Отмерили место для боя, принесли обычные жертвы и клятвенно условились, что если победит Турн, то троянцы переселяются к Эвандру и не вступают в войну с латинами никогда; если же победит Эней, то получает в супруги Лавинию, и оба народа — троянцы и латинцы — вступают в союз, но власть остается пока в руках Латина. Юнона между тем послала сестру Турна, нимфу Ютурну, чтоб она преисполнила сердца юношей рутульских заботою об их царе и побуждала бы их нарушить договор. Вследствие этого рутулы внезапно начали нападать на войско Энея; произошла общая схватка, в которой сам Эней был тяжело ранен стрелою. Он удалился, но тотчас же был чудесно исцелен Венерой и снова вернулся на поле сражения. Ютурна в страхе за жизнь брата вскочила в его колесницу, приняв вид возницы Метиска, и возила брата по тем местам поля сражения, где не было Энея, А он, утомившись искать Турна, взял храбрейших из своего войска и отправился, по совету матери, к городу Лавренту, чтоб истребить его огнем и мечом и тем наказать врагов за нарушение договора. В городе произошло ужасное смятение; одни просили мира, другие бежали к стенам, для обороны: там и сям летели стрелы, и некоторые дома и башни загорелись, подожженные троянцами. Престарелую царицу, смотревшую с кровли дома своего на битву, охватило дикое отчаянье. Она думала, что Турн, вовлеченный ею в войну, убит, и, считая себя виною его смерти, решилась умереть. Она разорвала пурпурное свое покрывало и повесилась на матице своего собственного дома. Весь город огласился криками и стенаниями, когда разнеслась весть о смерти царицы. Турн же, слыша эти крики, видя башню, им самим построенную для защиты города, горящею и получив известие о происшедшем, не позволил сестре, которую давно уже узнал, удерживать себя долее и поспешил сквозь толпы неприятелей к городу, ища Энея, чтоб положить всему конец единоборством с ним. Скоро герои сошлись. Метнув безуспешно один в другого копья, они бросились яростно с мечами друг на друга. Удары сыпались один за другим, пока, наконец, меч Турна разлетелся начетверо, ударившись о броню Энея, скованную Гефестом. Турн бежал, делая круги по равнине и натыкаясь то на стены города, то на троянцев. Никто из рутулов не мог подать ему другого меча. Копье же Энея, которое он метнул в Турна, вонзилось в корень дикой маслины, посвященной Фавну. Эней старался его вытащить, желая поразить им врага издали, ибо догнать его не мог, но тщетно. Ютурна в это время в образе Метиска подошла к брату и вручила ему меч; Венера также не оставила сына без помощи, явилась невидимо и освободила копье из корня маслины. Один с мечом, другой с копьем — оба героя снова мужественно выступили друг против друга. Но участь Турна была решена на Олимпе. Зевс вселил страх и ужас в грудь героя — и не стало прежней его силы. Эней был уже близко; Турн схватился за тяжелый камень, желая им метнуть во врага, но едва в состоянии был поднять его и с трепетным сердцем ожидал взмаха копья противника. Как вихрь просвистело копье Энея, пробило и щит, и панцирь и вонзилось глубоко в бедро врага. Подкосились ноги Турна; он пал на колена и, малодушно простирая руки к победителю, воскликнул: «Заслужил я это. Пощады не прошу — пользуйся своим счастьем! Но если тебя может тронуть горе моего старикаотца, то сжалься над ним и возврати ему меня, если не живого, то труп мой. Я побежден и сдаюсь тебе. Лавиния твоя. Не простирай далее своего гнева!» Сердце Энея склонилось уже к жалости, но вдруг он увидел на плече Турна перевязь Палланта. Воспоминание о кровавой кончине его любимого друга снова наполнило злобой сердце Энея, и он яростно вонзил меч в грудь врага.

По смерти Турна царь Латин охотно отдал Энею руку дочери, и латинцы и троянцы соединились в один народ. Эней построил себе близ Тибра город и назвал его в честь супруги Лавинией. Через тридцать лет после основания Лавинии Асканий основал город Альба Лонгу. Триста лет спустя Ромул и Рем, из рода Аскания, основали Рим, которому назначено было владычествовать над всем подлунным миром.

Версия для печати

Copyright © 2006 Deti.by

Все материалы, размещенные на портале "DETI.BY" защищены авторскими правами.
Использование фотографий ЗАПРЕЩЕНО без письменного разрешения их авторов.
При любом использовании материалов ссылка на WWW.DETI.BY обязательна. Подробнее »



Каталог TUT.BY Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов Белорусский рейтинг MyMinsk.com Rating All.BY Internet Map